Фото aqparat.ortalyq.kz

KAZAKBOL.COM

Житель Усть-Каменогорска стоит перед тяжелым выбором — развестись с женой и редко видеть детей после этого или оставить все как есть, но отдалиться от своих родственников. Исповедь мужчины о самой большой, по его мнению, ошибке в жизни — в материале ИА «NewTimes.kz» со ссылкой на alashainasy.kz.

«Очень трудно в сорок лет бросать своих детей и начинать все заново. Когда вижу некоторых своих знакомых, я смущаюсь и прячу глаза. Русская девушка лишила меня родственников, друзей и даже казахских традиций», — начал свой рассказ мужчина.

Дальнейшее повествование будет от его лица.

«В молодости я, как и другие, шутил о том, что если женишься на русской, то будешь есть борщ. Но я не знал, что сам женюсь на такой девушке. Возможно, это судьба. Я живу в Усть-Каменогорске. У меня двое детей. Моя жена Оксана — русская девушка.

Я родился и вырос в Семее. В семье нас три сына. Родители делали все, чтобы мы ни в чем не нуждались. После окончания школы я работал у одного большого начальника шофером. Раньше, чтобы хорошо жить, не обязательно было иметь высшее образование. Работая на начальника, я решил несколько своих проблем, да и родителям помогал. Затем меня призвали в армию. Благодаря своему начальнику я отправился служить недалеко от дома — в Усть-Каменогорск. Я отбывал службу в военном городке, который находился в микрорайоне Ахмер.

В военный городок иногда из города приезжал автобус с девушками, и устраивалась дискотека для солдат. На дискотеку приезжали исключительно русские девушки. Так и познакомился я с моей Оксаной.

Она была местной городской девушкой. Выглядела, как европейка и ни слова не говорила по-казахски. Я не знал, что особенного нашел в высокой худенькой блондинке. Я просто влюбился. Оксана начала навещать меня в военном городке. Раньше не было сотовых телефонов, как сейчас. Я договорился с командиром и иногда сам ездил на свидания с Оксаной. Потом познакомился с ее родителями. Они жили в частном доме. У Оксаны был еще брат. В год нашего знакомства Оксана провалила экзамены в вуз и работала продавцом в ларьке. Раньше я не задумывался над тем, кто моя будущая жена, какая у нее семья и какое происхождение. Я был влюблен.

После окончания службы я вернулся в Семей. Родителям заявил, что хочу жениться. Когда они узнали, что моя избранница — русская девушка, то пытались меня вразумить и отговорить. Да разве я слушал их? Старший брат моего отца был женат на русской. Они жили в сельской местности. Его жена не говорит по-казахски, но тем не менее приняла Ислам. «Чему быть, того не миновать», — решили родители и благословили меня. И я стал русским зятем.

Оксана сразу сказала, что не собирается жить в Семее. Я согласился. Мы поехали в Усть-Каменогорск. Я стал примаком, и мы жили с родителями Оксаны. Я устроился водителем в пекарню.

Однажды мы собрались ехать в Семей. В то время я купил «Жигули». Из аула приехал младший брат моего отца, его надо было встретить и отвезти в Семей. Мы вышли из машины, чтобы поздороваться, затем направились к автомобилю, чтобы ехать дальше.

У казахов принято, чтобы невестка уступала место старшему деверю. Я думал, что Оксана займет заднее сидение, но моя любимая плюхнулась вперед. Я растерялся и промолвил: «Брат пусть вперед сядет». На что Оксана спокойно ответила: «Это мое место. Пусть садится сзади. Мне здесь удобнее».

Я сгорал от стыда, а мой дядя, пытаясь сгладить ситуацию, заверил, что не любит сидеть впереди. И мы добрались до Семея.

Отозвав жену в сторону, я предупредил, что родственников мужа нельзя называть по имени. Это все, что я успел ей сказать. А внутри я успокаивал себя, надеясь, что со временем она научится нашим обычаям. Любовь застилала глаза и заставляла снисходительно относиться к ее выходкам. Моим родителям тоже не нравилось поведение невестки, но они не подавали виду и обращали все в шутку.

Моя любимая уселась на почетное место за столом и даже не догадалась, что она, как невестка, должна сидеть возле двери и разливать чай. Она ела и без умолку болтала, вместо того, чтобы проявлять женственность и скромность.

Однажды моя тетя сообщила, что приедет в Усть-Каменогорск со своей семьей. Я предупредил жену, что у нас будут гости. Пришел домой с работы и увидел, что моя жена и теща ходят в саду. Я спросил: «А где гости?». «Дома чай пьют», — ответили они. Зашел домой и не увидел дастархан. Перед гостями только тарелка с конфетами и кружки, доверху наполненные черным чаем.

Ой, как мне стыдно было! И тогда до меня дошло, что у каждого народа свои обычаи и трудно что-то с этим делать.

Со временем я начал привыкать к быту русского народа. Меня уже не шокировало, когда на вечеринках моя благоверная чокалась стаканами со спиртным со своими родителями. Появились на свет мои дети.

За повседневными заботами прошли годы. Я заметил, что я отдалился от своих родственников. Я даже перестал ездить на свадьбы и поминки к родственникам. И родителей редко навещал. И они сами тоже не беспокоили нас, пока мой отец не попал в аварию.

Его привезли в Усть-Каменогорск. Он лежал в реанимации и находился между жизнью и смертью. Когда мои родственники думали только о том, как спасти моего отца, моя женушка беспокоилась о завещании, которое, по ее мнению, должен был оставить отец. Она мне уши прожужжала этим завещанием.

Имущество моего отца — это «КАМАЗ», который он сдавал в аренду, и 2-комнатная квартира. Сказать честно, я возненавидел тогда свою жену. «Иди, скройся с моих глаз!» — крикнул я. Я не хотел возвращаться домой. Но все же вернулся. Дети-то мои ни в чем не виноваты.

Аллах услышал наши мольбы и отец выкарабкался. Его выписали из больницы.

Сейчас я регулярно приезжаю к отцу. Я понял, что совершил большую ошибку в своей жизни. Но, наверное, уже поздно. Оксана не такая, как раньше, тоненькая как тростинка молодая женщина. А характер прежний остался. Все делает по обычаям русского народа. Едим в основном растительную пищу. А я скучаю по нашему казахскому дастархану. Жена не любит напрягаться. И она не тактична с моими родственниками. Может в лицо ляпнуть им все, что думает. У меня не осталось казахских друзей.

Мои дети — Алина и Руслан, внешне похожи на казахов. Я, со своей стороны, учу их казахскому языку, беседую с ними о казахских обычаях и традициях. Но из-за того, что я целыми днями занят добыванием хлеба насущного, они большую часть времени проводят с родственниками матери и казахский язык их слабоват. Они оба ходят в русскую школу.

Моя жена, как другие женщины, выходящие замуж за казахов, не старается принять обычаи и религию моего народа. Порой мне кажется, что я сам стал русским. Замечаю за собой, что и некоторые мои поступки стали русскими.

Я читал, что мужчины, вступающие в брак с русскими женщинами, отдаляются от своего народа. Оказалось, это правда. Теперь я на распутье. И думаю, как мне поступить…» — поведал он.

Уважаемые посетители KAZAKBOL.COM ! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и терпимость к мнению других пользователей. Сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, провокаций, оскорблений и дискуссий, не относящихся к теме статьи будут удаляться. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Подобные сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, здесь напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, здесь введите ваше имя